Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:24 

Еще один дон Мигель д'Эспиноса
Предки купили менее мощные лампочки с защитным стеклом. Я рад. Потому как менять сам светильник мне страшно не хотелось. Редкое сочетание приличного дизайна с функциональностью.

22:10 

Еще один дон Мигель д'Эспиноса
Хорошо же я сегодня ухожу на фиг. Хотя... По чужим дневникам особо не лазил, даже почитал чего-то. :)
И самое главное - я сегодня отдал диплом на кафедру. С хвалебным отзывом и гарантией, что его никто не будет читать. Все к лучшему в этом лучшем из миров. Возможность избежать лишних придирок и хорошая отмазка по поводу столь поздней сдачи. :cool:

20:54 

Люблю дождь.

Еще один дон Мигель д'Эспиноса
Непонятно почему. Люблю - и все. Даже холодный, даже с градом. Даже если иду, матерясь, в промокших насквозь джинсах, и холодные струйки стекают по спине, пробираясь под воротник, а ветер швыряет холодные капли мне в лицо (что в отличие от первых двух мелких неприятностей меня действительно раздражает), и я начинаю жалеть, что опять не взял зонт. Даже когда борюсь с ненавистным зонтом, который неприменно желает вывернуться наизнанку. Вот люблю дождь - и все.
Но только не сегодня.
Сегодня мы с Хельгой покупали цветы для комиссии. Мы решили купить их в Солнцево - в основном из нежелания тратить лишнюю сотню. Ну и чтобы потом посмотреть у Хельги гонку.
И вот сегодня я порадовался, что мы вернулись до начала этой грозы. Потому что большой букет Хельга заберет утром, розы для своей научной тоже. Но я-то забрал розы для научной сразу. И ветер, дождь и град превратили бы их в нечто мало напоминающее подарок.
Потом я злился на грозу, потому что из-за нее пропал сигнал, и была опасность, что просмотр гонки сорвется.
Но красиво, как будто это не реальность, а чей-то бездарный вымысел, сигнал вновь появился во время прогревочного круга. А к тому моменту, как болиды выстроились на стартовой прямой стал на что-то похож.
Но показывали гонку плохо. Рекламу врезали в самый неподходящий момент, ракурсы выбирали странные, повторов почти не было.
К тому же это был немецкий канал. А по-немецки я не понимаю.
Короче, остались неясности, так что я подумываю о том, чтобы записать ее ночью. С понятными комментариями и надеждой, что реклама будет в другие моменты.

21:19 

Еще один дон Мигель д'Эспиноса
Разболелась голова. Потому что спать надо больше. И потому что в свое время не надо было играть на дороге, по которой иногда проезжают пьяные придурки на мотоциклах. :)
Некоторое время тупо смотрел на обрывок упаковки таблеток, соображая, не пенталгин ли это. Потом вспомнил, что в слове "Пенталгин" нет и никогда не было буквы "р"... :) Нашел анальгин и сожрал его.
Все к лучшему в этом лучшем из миров - завтра мне все будет по фигу. Защита диплома... Подумаешь, ерунда какая. Мне и сегодня все по фигу.
Но все таки, все таки, все таки... Какого фига я пишу какой-то бред вместо того, чтобы заняться подготовкой?
Остается только предположить, что такой вот у меня стиль подготовки к экзаменам. Всегда срабатывало.

21:31 

Ругайте меня.

Еще один дон Мигель д'Эспиноса
Ругайте меня последними словами завтра после 10 утра. Не сразу после, потому как защищаюсь я не первым.

15:09 

Защитился!!!!

Еще один дон Мигель д'Эспиноса
Вчера вечером - и не только вчера, и не только вечером - был спокоен, как удав. Вечером писал эту свою новую историю. С 11 часов ко мне приставали с глупостями на тему того, что перед таким ответственным мероприятием надо выспаться. Как они это себе представляют? В какие времена, не считая младенчества, я в такое время спал?! В полночь им, правда, удалось развести меня на начало вялых действий по перемещению меня в кровать.
В итоге прервал написание на самом интересном месте. Чертова последняя фраза текста засела у меня в башке. На написание "тронной речи" я забил - распечатал введение и заключение.
Ночью выяснил, что что-то у видака в мозгах съехало. скорей всего числа сбились, так что писать гонку он не собирается. Но я заметил это вовремя и просто включил непосредственную запись.
Вспомнил про диплом. Даже моя ехидная натура, задававшая вопрос "ну и что ты будешь делать, если влепят трояк?" не смогла поколебать моей уверенности, что все будет отлично.
Утром первая мысль была - "В падло тащиться в этот институт, посплю еще минут 10". Через 10 минут, когда я проснулся, была мысль, что чертовски холодно и надо сказать маме погладить другие брюки.
Потом было много разных мыслей, в том числе по поводу оригинального натюрморта на моем столе. Папки, книги, исписанные листы разных форматов и распечатанные на принтере билеты, кинжал, складной нож, россыпь монет, карты, дискеты, ручки... Во всем этом я должен был найти расческу. Нашел, как ни страно.
Короче, думал о чем угодно, кроме диплома.
На защите диплома тоже особо не страдал.
Понял, что введение - это упорядочено-логично-формальное гавно, и на речь не тянет.
Вышел и стал говорить без бумажки.
Был соблазн сказать в духе паршивого конферансье: "Дамы и господа! Сегодня и только сегодня вашему вниманию предлагается уникальнейшая работа, которая станет гвоздем нашего шоу!"
Не сказал. Отстрелялся, сел на место и стал писать свою бредовую историю с того места, на котором вчера остановился. Иногда прикалывался по поводу происходящего.
Итог - ОТЛИЧНО!

15:11 

Еще один дон Мигель д'Эспиноса
Прошел тест на психологический возраст. 42 года. Нехило... Волкодавы столько не живут.

Между прочим, я ровно в 2 раза моложе...

15:25 

Еще один дон Мигель д'Эспиноса
И доживу до 73...

15:37 

Еще о дипломе...

Еще один дон Мигель д'Эспиноса
повод для приколов по поводу моего, с позволения сказать, творчества.
Стоя перед аудиторией, я понимаю, что не чувствую в кармане привычной тяжести и сообщаю: "Черт! Я нож забыл!" (и не спрашивайте зачем он мне. просто полезная штука. И вообще, я к нему привык).
А в тексте была такая фразочка - "...пришел у экзаменаторов "двадцатки" вымогать, да только нож дома забыл". Правда, там было про вступительные экзамены. Но чем не повод для стеба? И результат - тоже в продолжение цитаты: все и без ножа получилось неплохо.

17:44 

Еще один дон Мигель д'Эспиноса
"А еще я купила вкусное мороженое, только я его тебе не дам"
Оригинальная мысль. Хорошо, что кроме вкусного мороженого мама купила еще и краное вино. :)
Только похоже у нее есть мысль попробовать напоить меня полусладким шампанским после госа. А я пытаюсь раскрутить ее на сухое или брют. Все как обычно.

19:39 

Наблюдение

Еще один дон Мигель д'Эспиноса
Есть определенная странность... С одной стороны я пишу в дневнике - иногда - ту часть правды, которую никогда и никому в реале вслух не скажу. В этом смысле дневник получается "честнее" реала. Но! Если мне приходит в голову повесить здесь какой-то из моих графоманских опытов, то это что-то нетипичное, странное для меня. Иногда настолько, что я просто не могу признать это своим, хотя прекрасно помню, как я это писал. И к этим текстикам я отношусь странно. Я понимаю, что определение качества текста - это дело читателей. И все же, к своим "творениям" каждый автор как-то относится. К этим вещам я не питаю особо теплых чувств, независимо от их качества. Может быть поэтому я их и вывешиваю. Чтобы кто-то посмотрел со стороны...

19:46 

Круг замкнулся.

Еще один дон Мигель д'Эспиноса
Уже начинало светать, но улицы были еще пустынны, и некому было обратить внимание на неуместно дорогую машину, стоявшую у маленького покосившегося домика далеко не в самом престижном районе города. В одной из комнат за столом сидели два мужчины средних лет и разговаривали. Разговаривали они почти всю ночь. Один из них произносил слова чуть нараспев, в голосе другого проскальзывали ироничные нотки.

-Все это уже однажды было. Мы так же сидели по разные стороны стола, сплошь заставленного бутылками. И так же холодный рассвет пытался согреть свои бока на желтом абажуре лампы. И так же упала со стола часть колоды о которой мы забыли много часов назад. И так же вся комната была заполнена синим дымом, который не успевал выветриться через едва приоткрытую форточку. Через эту форточку просачивалась сырая прохлада сентябрьской ночи и смешивалась с дымом и запахом спиртного – уже и не разберешь какого именно – так много всего намешалось. Так уже было однажды. Ты помнишь?
-Нам тогда было по семнадцать лет. И тогда ты не умел говорить так красиво. И тогда этот дом принадлежал чьей-то тетушке. Я уже не помню, чьей. И кто-то дал нам ключи от него. И тогда мы на все деньги купили выпивки и сигарет. И еще какой-то закуски. А еще были карты и магнитофон. Этого не забудешь. И тогда ты вышел победителем. Чисто формально.
-Вот именно – формально. Смешно, но я даже не помню, как ее звали. Я помню, она была рыжая, и ее волнистые волосы падали на плечи. И всегда выбивалась одна непослушная прядь, которая лезла в глаза. Она красила губы яркой помадой. У нее были зеленовато-карие глаза, которые вечно смеялись… У нее была белая кожа… Удивительно, все помню, а имя забыл. Но это не так уж странно, да? Скажи, у тебя тоже был тогда с собой нож?
-Да, конечно. Я решил, что если я проиграю, я просто убью тебя. И тогда она будет моей. Даже как-то странно… Я хотел пойти на убийство ради глупой куклы. Это странно, но это так. Я тоже уже не помню, как ее звали. И я не помню, кто из нас предложил прекратить игру. Возможно, никто не предлагал. Но скажи, с чего такая поэзия? Почему ты не можешь говорить нормально? Раньше ты не был поэтом. Иначе этой игры никогда бы не было. И у тебя не было бы с собой ножа. Знаешь, тогда я был уверен, что отсюда выйдет кто-то один. Но я не был уверен, что это буду я.
-Тогда просто были другие времена. Мы оба по-другому смотрели на жизнь. Мы думали, что будем всю ночь играть, чтобы решить, кому будет принадлежать та рыжая кукла. Тогда мы оба думали, что она стоит и того, чтобы нарушить соглашение и убить соперника. Ведь и началось все с попытки устроить поединок. Ты помнишь? Залитый солнцем двор. Четкие тени на серой стене. Ты с тремя друзьями. Я с тремя друзьями. И она. Зачем мы шли? Куда вы шли? Разве это имело хоть какое-то значение, если здесь была она? На ее белую блузку нельзя было смотреть – так ярко ее освещало солнце, а волосы превратились в настоящий пожар. В нее были влюблены все. И мы были готовы на все.
-Но знали только один способ решения проблем. Мы сразу хватались за нож. Знаешь, по-моему, она тогда не понимала, насколько все серьезно. По-моему, она думала, что это просто лестно и забавно. Два молодых головореза собираются при свидетелях устроить поединок ради нее. Поклонники, сверкание стали, зрители… Дешевый фарс! Но я тогда был готов драться всерьез и видел, что ты тоже. Все это видели, кроме этой размалеванной куклы. Нам тогда помешал этот жирный лавочник. Но потом мы все равно встретились на пустыре.
-Помню. Теперь это кажется забавным. Мы так серьезно решали этот вопрос. Мы так важно кивали, соглашались, что лишняя кровь нам не нужна. И ты предложил сражаться не на ножах, а в карты. Всю ночь. Один на один. Без свидетелей. Все тогда страшно удивились. И я до сих пор не знаю, догадался ли кто-то из них, что было у тебя на уме. И понял ли кто-нибудь, почему я согласился на это. Тоже ведь безумие по большому счету. И тогда кто-то, кажется, кто-то из твоих, показал нам этот дом. А чья была идея купить выпивку – уже и не помню.
-Да, идея была странная… Черт! Тебе тогда страшно везло! Сколько я у тебя партий за ночь выиграл? По пальцам сосчитать можно, не то, что сейчас. А сколько мы тогда выпили? Я до сих пор не могу понять, как мы еще карты различали. И ты еще незадолго до того, как мы кончили играть, открыл форточку, чтобы хотя бы выпустить дым. Тогда было холодней, чем сегодня. И ты еще сказал, что тебе показалось, что ты кого-то видел в кустах. Но ты не был уверен. Но все равно ты снова задернул занавески, и даже если там кто-то был…
-Да, я помню. И за окном была луна в разрыве туч. Яркая, полная. А я был уже хороший… И мне тогда показалось, что все там, снаружи – это что-то вроде сна. А реальность – это вот эта комната и мы с тобой. И рыженькая – тоже часть сна. Так, ерунда, просто ставка в игре. Просто повод, чтобы мы с тобой сидели здесь и пили. И что только мы с тобой имеем значение в этом мире. И наша дурацкая ссора – еще не повод убивать друг друга.
-Забавно. У меня все было несколько иначе. Эта кукла просто потеряла для меня всякое значение. Тогда я еще не раздумал убивать тебя. Просто было стыдно выйти проигравшим. Но дело было уже не в этой кукле. Наверно, любимая не может быть ставкой в игре. А ставка не может быть любимой. Нельзя любить ставку. И я так думаю, что это с самого начала была просто блажь. Иначе мы все решили бы по-другому. Так что все это не имело смысла.
-Но ты все-таки не убил меня.
-Потому что ты перестал быть соперником. Я просто увидел, что тебе тоже не нужна эта рыжая. Это все как-то само собой получилось.
-Знаешь, у меня есть странное чувство. Как будто уже тогда, в той истории, все решал ты. Ты предложил игру. Ты предложил устроить все так, чтобы можно было убить соперника. А я только принимал твои предложения. Ты – я точно это помню – предложил закончить игру. И только твое решение не убивать меня имело значение, потому что мне не было никакого резона. И когда потом пришли ребята, это ты сказал, что рыжая может катиться на хуй. И не оставил мне возможности заявить на нее права, даже если мне в голову пришла бы такая блажь. Потом ты предложил объединиться. А я все время принимал твои правила игры. Я сам этого еще не понимал, но это дела не меняло. И я даже не удивился, когда потом боссы именно тебя вызвали в столицу. Но ты снова здесь.
-Да, я снова здесь. Боссы решили послать к тебе именно меня и они были правы. Мы с тобой давно знаем друг друга, мы можем договориться. Мы еще можем все решить миром.
- Вот именно, мы давно знаем друг друга. И ты не мог не понять, что я имею в виду другое.
- Этот дом? Сентиментальные воспоминания. Ты сам сказал – однажды все это уже было. Мы сидели друг напротив друга за столом и пили всю ночь, и играли в карты, и курили столько, что едва видели друг друга сквозь дым. Здесь многое изменилось – другой стол, другие обои, даже абажур другой, хоть и того же цвета. Но это та же комната.
- Та самая комната, в которую мы вошли, зная, что выйдет только один, но не зная кто. И вышли двое. Я слишком давно знаю тебя, чтобы строить дурацкие иллюзии. Мы снова вошли сюда, зная, что выйдет только один. И на этот раз зная, кто. И осечки уже не будет. Так?
- Ты хочешь, чтобы я сказал тебе правду? Не то, что ты хочешь услышать и не то, что хотят услышать боссы, а просто правду?
-Да, мне нужна правда.
-Не знаю. Меня послали убить тебя. Но я не решил, исполню ли я приказ. Если я улажу проблему, мне простят то, что я оставлю тебя в живых. Все будет в порядке. Если я не смогу это сделать, у меня просто не будет выбора. И все же мне очень не хочется тебя убивать. Так что ты скажешь?

Рассвет так и не успел согреть свои бока об абажур лампы – ее погасили, и теплый желтый свет исчез. Холодный свет начинающегося дня, который обещал быть пасмурным и серым, освещал только тело полного мужчины средних лет в дорогом костюме, упавшего лицом на чистую поверхность стола, на которой уже не было ни карт, ни бутылок, ни пепельницы с горой окурков.
В поезде, на бешеной скорости летящем к столице, в вагоне первого класса, другой мужчина в не менее – если не более – дорогом костюме читал утреннюю газету. Вернее, делал вид что читал.
Боссы!
Он сам уже был одним из них. И мог бы обойтись без этой поездки на родину. Но тяжело принимать решение об устранении старого друга, даже если ты принимаешь его не единолично. И он просто не мог поручить это дело равнодушному исполнителю, которому проще сразу убить, вместо того, чтобы пытаться найти малейшую возможность уладить проблему миром. Да и неизвестно, была ли такая возможность. Но он сделал все, что мог, чтобы избежать крайних мер. Увы, ему это не удалось.
Но теперь круг замкнулся. Из комнаты вышел только один. И теперь лучше было все это забыть, будто этого не было. Будто все кончилось еще тогда, много лет назад. И не было этой дружбы, и не было такого конца.


- Знаешь, мне кажется, все это уже было. Ты уже говорил это, я отвечал что уже поздно и что-то еще в таком духе, а потом ты долго смотрел на меня. Так пристально и так… Я не знаю… Что-то в этом было фатальное. А потом ты медленно доставал пистолет и целился в меня. А потом говорил еще что-то.
- «Прости, брат».
- Да, и нажимал на курок. А потом…
- А потом я убрал все и ушел. Только я не помню, когда и как я умер. И как снова попал сюда. Только это теперь не важно. Кажется, вечность – это очень долго, да?

23:27 

сумбурные мысли ни о чем.

Еще один дон Мигель д'Эспиноса
Отклоняющееся поведение… Все просто, когда речь идет о дисфункции, о чем-то заведомо вредном для общества… Хотя опять же – кто определяет, что вредно? Иногда и доопределяться можно.
Но есть же еще и положительная девиация. Опять же, для кого положительная? Ну ладно, черт бы с ним. Оценки всегда субъективны. Некоторые отклонения считаются безвредными.
Только это если смотреть в масштабах всего общества. А если – на уровне какой-нибудь зачуханной малой группы?
А если на уровне малой группы, то отклонения иногда оказываются плохи сами по себе. Просто потому, что нельзя быть не таким, как все. И наплевать, хоть ты наркоман, хоть мессия. Если ты иной, тебе нужно очень много сил, чтобы выстоять. Сам такое видел. И не раз.
По-моему, любой выдающийся человек в той или иной мере жертва неудавшейся социализации. Потому что обществу надо, чтобы люди играли по правилам, а не чтобы они их меняли. Когда человеку удается доказать, что правила менять можно и нужно, когда он сумеет заставить общество поверить, что для него может быть сделано исключение, очень может быть, его будут носить на руках. Ему поставят памятник, его провозгласят героем. Но для этого надо еще прорваться сквозь серость и нежелание окружающих понять и признать…
Закон большинства – «не высовывайся». Это норма общества. Надо следовать нормам. Иногда это доводят до абсурда – если вмешивается власть. Один СССР чего стоит! Но и без того серость – это норма.
И серость – это общество. Это то, что обеспечивает его жизнеспособность, его единство и стабильность. Гении рождаются редко. Возможно, это и к лучшему. Общество гениев, новаторов, ярких индивидуальностей было бы нежизнеспособно. Кто-то придумывает новое, открывает новые пути, творит – а кто-то просто работает, проживает простую, рутинную жизнь и не лезет в бутылку, чтобы доказать что-то всему миру.

К чему бы все это? Так, путанные размышления ни о чем… Побочный эффект попыток почитать билеты.

23:56 

Кажется, теперь моя очередь...

Еще один дон Мигель д'Эспиноса
Не понимаю! В упор понять не могу. Мало того, что сюда вообще люди приходят, так еще и новые постоянные читатели появляются. А всех сообщений - больше, чем на страницу рассуждений и бессмысленных фразочек на тему диплома. Ну и прочих сомнительных радостей.
Я понимаю, почему на некоторых дневниках длинные списки постоянщиков и по сотне-другой посещений в день. Но... Там есть основания. А у меня что?
А! Какая разница? В конце концов, я не бог, чтобы понимать все на свете. Приходят - значит, надо.

00:14 

Я здесь месяц.

Еще один дон Мигель д'Эспиноса
Когда я заводил дневник, я не знал, зачем он нужен. До сих пор не знаю.
Когда я заводил дневник, я думал, что почти ничего не буду писать в нем. И начал реализовывать принцип "ни дня без строчки".
Когда я заводил дневник, я думал, что не буду лазить по дневникам неизвестных мне по реалу людей и комментировать их. Фигушки - уже успел наследить на неком количестве дневников.
Когда я заводил дневник, я думал, что у меня будет пара постоянных читателей и полтора посетителя в день. Результат - см. левую колонку. Ничего выдающегося, но все же... Не полтора читателя.
Когда я заводил дневник, я думал, что мне быстро надоест. Пока не надоело. Я здорово подсел на это дело.
Вот такие дела.

00:19 

Еще один дон Мигель д'Эспиноса
А вино странное было. Меня с него в сон клонит...

00:25 

Еще один дон Мигель д'Эспиноса
Ладно, всем пока. Пошел спать. :night:

11:56 

Еще один дон Мигель д'Эспиноса
Позавтракать мороженым?

Нет, я пока не до такой степени спятил.

13:01 

Еще один дон Мигель д'Эспиноса
Черт! У меня начинает болеть горло. Ожоги тоже вдруг опять заболели, ну и фиг бы с ними. А вот горло... Пятого, простите, госэкзамен.
А я при температуре за 37 еле ползаю и вообще не соображаю. Зато при температуре за 38 становлюсь опять очень живым... Только никто не верит, что я трезв. :)
Не дай бог мне разболеться.

13:42 

Прикидываюсь шлангом.

Еще один дон Мигель д'Эспиноса
Прошел по ссылке у Aditi на ЖЖ тест на то, какое я садово-огородное приспособление... Не зря я всю жизнь любил прикидываться шлангом...
А ссылочка...
http://leto.yandex.ru/vote/leto2.xml?id=157477

Потерялся и застрял где-то между 14 и 20 веком...

главная